Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 185035, г. Петрозаводск, ул. Петербургская, д. 2, каб. 34 (ранее ул. Энгельса, д. 4)
  • +7 (8142) 76-01-20
  • office@deti-karelia.ru

Новости

В Карелию привезли трехлетнего ребенка, родившегося и выросшего в тюрьме

В Карелию привезли трехлетнего ребенка, родившегося и выросшего в тюрьме В Карелию привезли трехлетнего ребенка, родившегося и выросшего в тюрьме

29 Июня 2022 11:06

Количество просмотров: 46

В непростой истории пришлось разбираться карельскому Уполномоченному по правам ребенка: малолетняя дочь нашей землячки жила среди заключенных, а потом осталась совсем одна. Теперь это изменилось.

История началась в 2019 году, когда Наталья (имя изменено – ред.) родила дочку. Счастливое событие было омрачено весьма прискорбными обстоятельствами: к этому моменту молодая мама уже находилась в местах лишения свободы по делу о наркотиках. Причем даже не в России, а в союзной Беларуси – хотя сама Наталья россиянка, наша землячка.

Власти исправительной колонии отнеслись к женщине по-человечески: ребенок жил с мамой, у них в ИТК была отдельная комната.

Но недавно в деле Натальи вскрылись новые эпизоды, на этот раз на родине. Ее с ребенком экстрадировали в Россию, и они оказались в знаменитом Владимирском централе, при котором есть женская колония и детский центр. Затем женщину этапировали в Петрозаводск, а малышка осталась во Владимирской области.

Как так получилось, сказать трудно: сама Наталья уверяет, что дочку обещали отправить следом, но в нормальном вагоне, а не в "арестантском".

Важно, что мама не лишена и не ограничена в родительских правах. Какие бы преступления она не совершила, в плохом отношении к собственному ребенку ее упрекнуть нельзя. Но в результате то ли чьей-то халатности, то ли ошибки девочка, которая никогда не видела ничего, кроме тюремных стен, так и осталась в тюрьме, причем совершенно одна. В скором времени ей должно было исполниться 3 года, и по закону ее нужно было передавать в Дом ребенка или в приемную семью.

По счастью, у малышки все же нашлись родственники – в одном из районов Карелии у нее живет бабушка, мать Натальи. Она сразу решила оформить временную опеку над ребенком, но тут выяснилось, что свидетельство о рождении у девочки представляет собой совершеннейшую фантасмагорию.

Во-первых, ребенок от рождения жил без гражданства. В графе "национальность" у отца и у матери стоят прочерки. Сейчас можно только примерно представить, как такое могло получиться.

Роды принимали врачи (в присутствии сотрудников белорусской службы исполнения наказания) и  составили справку, в которой гражданство родителей, скорее всего, не указывалось – ведь это чисто медицинский документ. Справку в ЗАГС относили сотрудники колонии, и вряд ли они знали, в чьем подданстве находятся родители новорожденной. Ну, а отправлять свидетельство в российское консульство для получения штампа о гражданстве, понятно, было некому. В общем, одни не сказали, другие не спросили.

Но еще большую проблему создала графа "отец ребенка". Кто это на самом деле, уже не так важно. Видимо, Наталья считала также, поэтому в качестве счастливого папаши вписала в метрику данные собственного отца. Казус в том, что тот много лет назад умер. Вот так и оказался во Владимирском централе трехлетний ребенок без гражданства и с несуществующим отцом. Причем где именно находится малышка, никто не мог толком сказать.

В начале июня мать Натальи обратилась за помощью в карельское представительство Министерства иностранных дел, поскольку свидетельство о рождении ребенку выдали в Беларуси. Из МИДа ее перенаправили к карельскому Уполномоченному по правам ребенка.

Как рассказал нам Геннадий Сараев, работа была проделана немалая. Для начала с помощью руководства карельского Управления Федеральной службы исполнения наказания нашли девочку. 

Затем при содействии представительства МИДа собрали доказательную базу и установили гражданство ребенка – российское. Потом оформляли документы, для чего пришлось привлечь московских экспертов в сфере права – уж очень необычной оказалась процедура. Оставалось оформить временное опекунство.

Сараев ездил в СИЗО, встречался с мамой девочки, объяснял ситуацию. Наталья согласилась подписать доверенность на то, чтобы малышку воспитывала бабушка – для этого в следственный изолятор специально возили нотариуса. Руководство учреждения неизменно шло навстречу: речь шла о ребенке.

Одновременно с этим велась работа во Владимирской области, где подключился местный детский омбудсмен. Непростая задача для психолога – подготовить ребенка, никогда не выходившего за пределы исправительного учреждения, к тому, что приедет совершенно незнакомая женщина и увезет его в большой мир.

Но все удалось. В тот же день, когда подписано нотариальное согласие матери, бабушка отправилась за внучкой, и через несколько дней благополучно привезла ее домой.

Сейчас девочка осваивается в новой реальности. С бабушкой они ладят, за семьей присматривают социальные службы. К сожалению, Наталье сидеть еще много лет – за некоторые ошибки молодости приходится очень дорого расплачиваться. Но ее девочка не останется одна. В офисе детского омбудсмена уверены, что бабушке удастся оформить постоянную опеку над ребенком, и даже получать на нее пособие. Но там есть свои тонкости, с которыми еще придется разбираться юристам из службы Уполномоченного.

Автор: МАКСИМ БЕРШТЕЙН

Источник: «МК в Карелии» karel.mk.ru